Во многих странах мира, независимо от уровня развития и экономической ситуации, сталкиваются с долгой, сложной процедурой регистрации права собственности на государственном уровне.

Недвижимость можно купить, подарить, получить в наследство, заложить, выполнить с ней иные действия. Однако манипуляции должны проходить процедуру адресной регистрации.

Пример великих держав

Великобритания опубликовала следующие показательные данные. 2014/15 годах производились сделки с недвижимостью, часть которой оценивается около 40 тысяч фунтов. За год было осуществлено операций с таким видом жилья на сумму, превышающую 1.2 млн фунтов стерлингов. Получить достоверную и актуальную информацию о недвижимости в Великобритании на тот момент было возможным через центральный реестр, поддерживаемый государством.

Длительность проверок позволяет мошенникам использовать время для своей выгоды. Зачастую один и тот же дом оказывается проданным дважды или покупка, уже заложена. Все дело только в том, что служащие одного сектора чуть расторопнее других.

Проблемы стран, где кадастр и недвижимость не имеют контроля

Однако дело касается даже тех стран, где строится совсем иной подход к экономике. Например, в Египте практически каждый имеет собственный дом. Но 90% граждан не имеют никаких документов, подтверждающих право собственности. Это ограничивает свободы человека. Ведь без соответствующих документов нельзя обратиться в банк за кредитом, зарегистрировать бизнес и рассчитывать на инвестиции. Эта проблема легко и недорого решается с помощью блокчейна. Основатель Virgin Group Ричард Брэнсон уже несколько лет подряд на своем частном острове Неккер проводит саммит, посвященный распределенному реестру.

Сегодня рассматриваются всевозможные варианты регистрации имущества, в том числе с привлечением централизованных государственных структур. Хотя противников такого подхода – много, но даже они соглашаются, что такая методика существенно снизит риски от мошенничества. Все остальные преимущества даст сама технология: прозрачность, скорость, доступность. Это достигается хранением данных в едином, но распределенном реестре.

За счет автоматичности процессов блокчейн, вмешательство человека сводится к минимуму, что позволяет сократить численность обслуживающего персонала, как результатов и величину расходов. На удивление многим экспертам первыми перешли на систему государственного регистрирования страны, от которых даже не ожидали подобного всплеска.

Проект застрял: почему неизвестно

Гондурас. Здесь госсектор заинтересовался возможностью регулировать функционирование земельного реестра на основе блокчейн. Специфика использования платформ нового типа в возможности достоверно верифицировать записи о проведенных сделках. Невозможно провернуть оферту с одним и тем же земельным участком дважды на протяжении срока проверки. Только, когда права на собственность определены, статус объекта подтвержден, разрешается переходить к иным процедурам с участком.

В Гондурасе попытались исправить ситуацию с кадастром. Ведь записи о владении домами и землями в этой стране часто приходили в негодность, терялись. Как следствие, настоящие владельцы оказывались на улице. Стартап Factom получил заказ от правительства этой страны, однако по невыясненным причинам, проект был приостановлен.

Опыт полезный многим странам

Иначе обстоят дела в Швеции. Там уже несколько лет работает пилотный проект, позволяющий регистрировать и вести учет кадастра и недвижимости. Платформу по государственному заказу разрабатывали совместно стартап ChromaWay, консалтинг Kairos Future, оператор мобильной связи Telia. Особенность проекта в тщательном подходе к вопросам ограждения документации от фактических ошибок (намеренных или нет). Правительство Греции также заинтересовалось этой платформой. Для этой страны блокчейн – спасительный жилет. В Греции нет привычного для россиян или англичан земельного реестра. Только 7% территорий описаны с картографической точностью.

Аналогичным проектом занялись в Грузии, позвав на помощь технологическую компанию BitFury, специализирующуюся на блокчейн.

Критическая оценка экспертов для подобных опытов

Проблема в том, что проекты BitFury и Factom, запущенные в Грузии и Гондурасе соответственно, обречены на провал. Поскольку государство пытается контролировать реестр автономно, что противоречит нормальной работе на блокчейн-технологии. По мнению экспертов, разработчики от имени государства пытаются создать монопольный реестр, где хеши отправляются в специальное хранилище и только. Но гостеху нужна другая модель, строящаяся на принципах здоровой конкуренции между поставщиками услуг, в том числе.

Осведомленный о работе блокчейн - функционер из Грузии, Лаши Антадзе отмечает, что предложенные проекты не выступают эмитентами «цветных монет», которые считались бы условным активом для недвижимости или земли. При наличии «меченых» биткоинов (или хотя бы собственных токенов) внутри системы можно было бы осуществлять транзакции с имуществом (в том числе, автотранспортом, драгоценностями, прочим). Но факта выпуска «цветных монет» в предложенных разработчиками моделях – нет.

Инициатива Антадзе прагматична и нова одновременно. Предложение заключается в разделении работы госреестров на уровни. Первый, как и везде, это запись прав собственности на имущество, не исключая интеллектуальное. Привязка к «цветным монетам» даст гарантию защищенности и подтвердить действительность владения каким-либо объектом.

Далее должно разворачиваться некое поле для действий, где заинтересованные смогут предлагать собственные услуги или иной товар на конкурентной основе. По мере достижения консенсуса стороны смогут обращаться в соответствующие реестры государства для фиксации нового положения дел (куплю, передачу во временное пользование и т.д.).

Однако даже с таким прекрасным предложением, придется подождать с реализацией. Аналитики ВrickVest заявили, что к введению блокчейн не готовы не только государственные органы, но даже сами регуляторы и инвесторы, вкладывающиеся в недвижимость. Это зависит от широкого и довольно тесно связанного круга посредничества, поручительства, к разрыву которого готовы немногие.